19 ноября 2017

Даниил Дубов: «Мне пришла в голову довольно глупая идея предложить поблицевать Магнусу...»

Даниил Дубов: «Мне пришла в голову довольно глупая идея предложить поблицевать Магнусу...»

Бронзовый призер чемпионата мира по блицу-2016 в интервью Sports.ru  о Кубке мира, шахматных турнирах, Карякине, Магнусе и многом другом.

Новая беседа с Даниилом Дубовым, бронзовым призёром чемпионата мира по блицу-2016, получилась не как продолжение нашего первого общения, а как вполне самостоятельная, хотя какие-то отсылки так или иначе будут. Снова общение растянулось на несколько месяцев: я задавал вопросы, Даниил на них отвечал с перерывами на турниры, после которых появлялись новые и т.д.

Даниил Дубов: «В детстве невероятно раздражало, что к моему имени добавляли «внук Эдуарда Дубова»

Началось всё с сообщения Даниила в конце июля: «буду в августе в Петербурге, можем встретиться пообщаться». Естественно, меня не пришлось уговаривать.

На этот раз встреча прошла на территории моего друга детства Эдуарда Малкина. Даниил взял с собой друга Евгения Лушникова. Мы общались на актуальные (в основном шахматные) темы, а после ужина стали играть. Я проиграл Даниилу все партии, а Эдику улыбнулась удача и он смог размочить счёт и победить в одной партии, чем он, конечно же, теперь гордится. Также мы поиграли «два-на-два» или как ещё называют «рука об руку», где ходы партнёры делают без подсказок. Я был в команде Даниила. Кажется, мы выиграли чуть больше партий, правда, Даниил иногда всё-таки направлял меня в нужное русло. Главное, что встреча прошла в приятной обстановке. Мы записали два видео, но решили их не публиковать, так как они получились не настолько интересными, насколько мы ждали.

Когда уже возвращались, Даниил дал обещание, что если одно событие произойдёт, то мы запишем «трэшовое» видео. Событие произошло, и теперь я надеюсь, что запись видео произойдёт в ближайшем будущем и оно порадует любителей шахмат.

Наша встреча прошла перед блиц-турниром фестиваля «Петербургское лето», где Даниил не планировал участвовать, но в итоге сыграл. Для меня же мастер-класс с гроссмейстером не прошёл даром: впервые в блиц-турнире «Петербургского лета» я вышел в «плюс» – набрал 6 из 11-ти.

В дальнейшем наше общение проходило через фейсбук, а такое общение позволяет «играть» в «классику» и даже взять «ход назад», чем оба собеседника время от времени пользовались.

Садитесь поудобнее, беседа начинается.

Лето. Август. Петербург

– Что вы делаете в Петербурге? Почему не участвуете в "СПб лете"? Почему даже не участвуете в блиц-турнире? Если не ошибаюсь, в прошлый раз говорили, что большинство топ-гроссмейстеров не особо заморачиваются на рапид- и блиц-рейтинг. Или сейчас уже и за этими рейтингами следят?


– В Петербурге – отдыхаю! Есть известная шутка «Как вы расслабляетесь? – Да я и не напрягаюсь!» –  так вот, у меня наоборот: проще напрягаться после расслабления :)

Приятная компания, да и с погодой в этот раз повезло – для отдыха самое оно. В «СПб лете», как уже известно, я сыграл (блиц, рапид) хотя изначально и не планировал. Не планировал, потому что не видел смысла и считал разумным отдохнуть, к рейтингу это прямого отношения не имело; сыграл – потому что глуп и потому что люблю играть. За рейтингами на данный момент, как я понимаю, имеет смысл следить ровно по двум причинам: гипотетическое попадание в Grand Chess Tour (с моим рейтингом в классику пока не сильно грозит) и приём на чемпионате мира, которой в этом году, видимо, просто не состоится.

– Каспаров. Как вам его возвращение? Понравилась ли его игра? Какой результат вы от него ждали? Хотели бы, чтобы он хотя бы время от времени играл в подобных турнирах?

– Шахматным событием возвращение Каспарова, на мой взгляд, не стало – большого запаса идей, энергии и блестящих партий мы не увидели. Соответственно, нет и ощущения, что он всерьез сидел и готовился к турниру: несмотря на h4!? в Нимцовиче с Фc2 и пару других идей, впечатления большой проделанной работы не создаётся. Несколько дней он, возможно, посидел, но никак даже не две недели. Впрочем, и сам Каспаров этого не отрицает. Качество игры в целом тоже не слишком выделялось на фоне остальных – правда, на данный момент, это, возможно, уже комплимент.

С же медийной же точки зрения это, конечно, самое интересное событие года: такого количества зрителей в онлайне не собирает пока ни один турнир без участия Каспарова. И это печально: если через 10 с лишним лет спустя после его ухода нам по-прежнему нечего предложить широкой аудитории, то, наверное, что-то делается неправильно.

А моя позиция относительно Каспарова в целом и его околошахматной деятельности предельно простая: я не слишком хорошо разбираюсь в политике (в том числе шахматной), но за его книги, мне кажется, ему можно простить всё, что угодно. Люди, которые его критикуют, преимущественно ничего не делают. Каспаров вероятно, написал больше книг (настоящих книг), чем все чемпионы мира вместе взятые, начиная со Спасского. И это золотая классика: из всего, написанного в последние 15 лет, планку Каспарова взяли, на мой взгляд, лишь книги Бориса Гельфанда.

В целом книги Каспарова очень много значили для моего развития: лет до 16-17 я вообще почти не занимался шахматами (напомню, что Даниил стал гроссмейстером, когда ему ещё не было 15-ти лет – прим. О.Б.), зато МВП («Мои великие предшественники» – прим. О.Б.) знал практически наизусть – и это, видимо, дало свои плоды.

Касательно же дальнейшего участия Каспарова в турнирах... Я думаю, для шахмат лучше всего будет, чтобы это происходило, но не слишком часто. Сыграл бы Каспаров ещё 2-3 таких турнира в году – все бы, вероятно, окончательно убедились, что его время прошло и что одним из фаворитов его уже не назовешь. А так все отдохнут год-полтора, вспомнят, как ему не везло и снова будут с нетерпением ждать его назад, предвкушая мощнейшую игру и результат. Возможно, не так уж и неправы будут, но верится с трудом.

– Победу в этапе Grand Chess Tour в Сент-Луисе вы предсказали Льему, однако он сыграл средне. Почему?

– Потому что с большинством участников этого турнира у меня положительный счёт в блице и рапиде, а вот с Льемом у меня глубокий «минус». К тому же, он становился чемпионом мира по блицу, поэтому считал его фаворитом...

***

– Как идёт подготовка к Кубку мира? Какие ожидания от турнира?

– Подготовки в привычном смысле слова фактически не было. Большинство шахматистов, мне кажется, делят время на условно «рабочее» и «межсезонье». Соответственно, перед крупными турнирами, как правило, устраивается сбор, на котором идёт шахматная работа, подтягивается физическая форма и т.д. У меня же такого нет – я просто стараюсь работать достаточно много вне зависимости от того, когда у меня ближайший турнир.

Проблем (и дебютных, и чисто игровых) всегда хватает, заниматься мне интересно – почему нет? Дополнительной мотивации на регулярные занятия спортом мне тоже не нужно. Соответственно, месяц перед Кубком Мира для меня не слишком отличался от любого другого месяца года. Живу в обычном режиме, ничего особенного.

Я думаю, мне в этом плане очень сильно помогает работа с Борисом Гельфандом: такой пример высокого профессионализма, помноженного на невероятную любовь к шахматам, не может не вдохновлять. Ожиданий от турнира особых нет, поскольку формат довольно лотерейный, да и сетка у меня была тяжелая. Матч первого круга кажется мне примерно равным, а во втором я с большой вероятностью должен играть с Карякиным. Не считаю его большим фаворитом, но загадывать наперед мне кажется глупым.

Впрочем, дальнейшее движение по сетке я всё-таки изучил заранее :)

***

– Непомнящий вчера (23 августа 2017 года – О. Б.) обыграл Ароняна в турнире Speed Chess сайта chess.com. Почему вы не играете там, ведь вы бронзовый призёр чемпионатами мира по блицу 2016 года после Карякина и Карлсена.

– Не играю, потому что не позвали – всё предельно просто :) Всё-таки надо трезво смотреть на вещи: chess.com – англоязычная платформа, несмотря на бронзовую медаль ЧМ 90% её аудитории меня или вообще не знают, или знают только мою фамилию. Соответственно, в сравнении с условным Харикришной, который там играл, я для них ноунейм (real talk!) Они просто собирают зрителей: болеть за Харикришну будут все любители шахмат из Индии, которых иначе не привлечь, а представить себе людей, которые будут болеть за меня, но не будут болеть за того же Яна мне лично пока довольно трудно. Особенно в количестве больше двадцати :)

– Вы рассказывали о подготовке к турнирам, сборам. Можете ли рассказать о «кухне»: как проходит подготовка, в чём она заключается, чего больше: компьютера или анализа «руками», много ли играете, физподготовка и т.д.

– Про подготовку я уже вкратце рассказал – как правило, это просто ежедневная работа с редкими исключениями.

Если же речь идет о сборах, то они имеют несколько отличий: во-первых, всегда есть гораздо более чёткий план работы. То есть, условно, если мы с Максом (Матлаковым – прим. О.Б.) устраиваем сбор на неделю, то стараемся выбрать несколько тем и очертить какой-то временной отрезок для каждой.

Во-вторых, на сборах всегда много блица и случается рапид: в принципе, обе эти вещи довольно бессмысленны, но продолжительное общение со мной практически всегда подразумевает обязательство играть блиц для всех людей с рейтингом выше 2200 :) Третье – и самое важное – сборы мы, по возможности, стараемся подытоживать.

То есть всё, что мы смотрели, потом уточняется, досматривается, приводится в какой-то сравнительно презентабельный вид. Грубо говоря, если накануне партии я открываю файл, который создавался на сборах, то я сразу понимаю, где главная линия, что надо выучить, а что просто понять; если же я открываю файл 2015-го года, который я делал один, то я сразу понимаю, что есть очень интересная идея – и абсолютно хаотичное нагромождение вариантов почти без оценок и знаков, в которых трудно разобраться. Обычно мне как-то удаётся постепенно вспомнить, какая линия главная и детали других вариантов, но времени на это порой уходит немало. Заниматься ретушированием – самый скучный и нудный вид работы, поэтому я часто об этом забываю (или «забываю», если работаю один). А вот если ты смотрел это с кем-то и обещал довести файл до ума, то тебе волей-неволей приходится все причесать.

Опять же, большое спасибо Борису Гельфанду, который вообще не считает файлами нагромождения вариантов, если там нет слов – я переучиваюсь медленно, но переучиваюсь J

Да, ещё очень важная вещь: на сборах всегда используется доска с фигурами. Посмотрели какой-то вариант, расставили на доске, посмотрели глазами, сыграли пару блицпартий – появилось хотя бы минимальное понимание происходящего. А вот если ты впервые видишь позицию из своего анализа на доске во время партии, то порой просто не можешь поверить в собственный идиотизм: понимаешь, что позиция не нравится, играть её будет тяжело и оценка компьютера тут роли не играет. Впрочем, эту ошибку я со временем совершаю всё реже.

***

Поговорим о Кубке мира

– В первом круге вы играли с Даниэлем Фридманом. Вы говорили, что на КМ выступали обычно были в роли андердога, а сейчас впервые играли хоть и относительного, но фаворита. Было ли какое-то волнение или обычный настрой: выходить и играть в свою лучшую игру?

– Большого волнения не было, поскольку я изначально воспринимал Кубок Мира как большую лотерею и ехал именно с таким настроем: играть в свои шахматы, не бояться, идти вперёд – и посмотреть, к чему это приведёт. Ожиданий у меня не было ни положительных, ни отрицательных; просто выходил и играл.

Другое дело, что в плане матчевой стратегии это был действительно необычный для меня опыт: это был единственный матч за два моих Кубка Мира, где продолжение борьбы в партиях с коротким и очень коротким контролях, вероятно, чуть понижало мои шансы. Соответственно, я пытался играть несколько более амбициозно с первой партии. Впрочем, пяти ничьим это не помешало.

– Чувствовали ли себя более уверенно, когда переходили на быстрые контроли?

– Скорее нет, но моя уверенность зависит, в первую очередь, от силы противника. Смешно, но с тем же Ароняном я бы с бОльшим оптимизмом и уверенностью в себе шел на тай-брейк, поскольку психологически ему было бы куда тяжелее. Фридман же, напротив, имел психологический перевес: доказывать ему в этом матче особенно ничего не надо было, в классику он смотрелся достойно и имел реальные шансы на победу в первой партии, настроение неплохое – чего ему бояться? А на тай-брейке, мне кажется, обычно выигрывает тот, кто не боится проиграть.

– Первые четыре партии закончились почти одинаково (ладья+конь или ладья+слон и несколько пешек), хотя в каждой была борьба даже тогда, когда многие уже пожали бы друг другу руки. Однако в 5-й партии Фридман белыми отказался от борьбы повторением ходов и партия закончилась на 16 ходу. Почувствовали ли в этот момент, что соперник «поплыл»?

– «Поплыл» – неудачное слово, но это действительно придало мне оптимизма. Всё-таки он отказался от борьбы белыми без особого повода…

Последнее особенно важно: например, в матче с Пономарёвым в Тромсё я сделал кучу коротких ничьих белыми, но на каждую из них я шёл играть. Один раз перепутал дебют, один раз не уравнял, но изначально цели сделать ничью я не преследовал и ощущения какого-то психологического прогиба у меня тогда не было.

А тут человек явно пришел на партию с идеей пойти Сa3-c1-a3 – как ни крути, это не выдаёт больших амбиций. Особенно меня это удивило в свете того, что он имел довольно реальные проблемы в дебюте – в особенности, при игре чёрными. В первой я быстро получил большой перевес в Каталоне, в третьей он вышел в ту же линию и быстро сделал сомнительный ход – один раз блеф прошёл, но поиск усиления между партиями занял минут пять. Соответственно, тенденция была такая, что рано или поздно мне удастся поставить большие проблемы белыми – главное было успеть до завершения матча :)

 

– В 6-й партии вы в первый раз сыграли 1.е4. Соперник выбрал миролюбивую Русскую партию, однако на 13 ходу сыграл резко – Сg5. Зевок?

– Да, у меня довольно давно лежала эта идея на Русскую, и я долго думал, с каким контролем времени так сыграть. Объективно это не так уж умно, но практические проблемы перед чёрными стоят; соответственно, я колебался между 25-минуткой и 10-минуткой. В итоге мы решили сначала проверить, что нас теперь ждет в Каталоне, а потом выйти в 1.е4. 13…Сg5 – конечно, зевок, но позиция у черных уже довольно неприятная: атака белых на королевском фланге развивается быстро и не требует больших мыслительных усилий, а контригра чёрных не просматривается. На уровне идей ход …Сg5 – правильный: обычно черные стараются поменять максимум фигур по линии «е», что существенно снижает атакующий потенциал белых, однако тут это оказалось зевком.

– Когда Сергей не без проблем переиграл юного австралийца Антона Смирнова, а вы Даниэля Фридмана, многие стали рассматривать ваше противостояние сквозь призму вашего июльского интервью Дмитрию Кряквину. Там вы высказались в сторону Карякина, как многим показалось критикуя его. Хотя и после первой партии было фото, где вы в кулуарах обсуждаете партию, и после второй в интервью chess-news.ru развеяли слухи о какой-либо вражде. Сбивало ли это с настроя, чувствовали ли какой-то дополнительный «нерв» противостояния?

– Да, безусловно.

Моя позиция относительно Карякина предельно проста: есть обычный человек Сергей Карякин – довольно приятный в общении, не заносчивый, доброжелательный. Именно этого Карякина можно увидеть на сборах, именно с таким Карякиным я обсуждал партии. И никакой вражды между нами, конечно, нет.

Но есть и Карякин как медиа-персона: с лозунгами, абсолютно одинаковыми интервью, которые за него пишут, крайне спорными суждениями о жизни, шахматах, политике и многих других вещах. Вот этот его образ мне не нравится, как и многое из того, что он делает.

Для общего понимания: кажется, я ни разу не слышал от Карякина слова «Крым» в личном общении.

В отношении же пиара – моя главная претензия не в том, что Серегу показывают более сильным, чем он есть – в этом большой проблемы нет – а в том, что не показывают больше никого. На том же ЧМ по рапиду и блицу в Катаре это легко проследить: Карякин выиграл блиц, мы сразу увидели море сюжетов по ТВ, в которые попал даже я, так как стоял на том же подиуме. Окей! Но ведь за день до этого был очень драматичный чемпионат по рапиду, в котором один россиянин (Ян Непомнящий) долгое время лидировал, а другой занял второе место (Александр Грищук). Об этом я не видел ни одного сюжета, а о существовании женских чемпионатов, в которых россиянки взяли много медалей, обычные люди даже не подозревали. Обычным людям внушают, что в России сейчас ровно один сильный шахматист, хотя у нас есть и 14-й чемпион мира Владимир Крамник, трёхкратный (!!!) чемпион мира по блицу Александр Грищук и много других сильных шахматистов.

Возвращаясь к вопросу о напряжении – безусловно, я бы выглядел полным идиотом, проиграв этот матч. Это единственное, что меня волновало – к нашим личным отношениям это не имеет прямого отношения.

– В первой партии вы «оттарабанили» Челябинский вариант за считанные минуты, и в первый раз задумались чуть больше чем на минуту лишь на 21 ходу. Понятно, что оба вы готовили этот вариант. Мне казалось, что вы «сушите» игру, что сейчас разменяете слона на коня, разноцвет и быстрая ничья. Однако последовало е4 и Лb5. Бросаясь в борьбу, вы психологически давили на Карякина?

В этой позиции Даниил сыграл 25...е4, и на 26. Фхе4, Лb5

– Мы просто решили до турнира, что я буду играть на максимум во всех партиях. Соответственно, я планировал играть нормальные дебюты (всё-таки это Кубок Мира!) и затем использовать каждый шанс завязать интересную, содержательную борьбу. Я играю так и в обычных турнирах – так зачем изменять своей манере в самом важном турнире года? Мне нравится играть, нравится красивая, размашистая игра. Безусловно, это не самый рациональный подход и уж точно не лучший для Кубка Мира, но времени на глобальную перестройку стиля игры у меня не было – я просто играл в свою игру.

– Про вторую партию вы подробно рассказали в том же интервью chess-news. Часто ли вам удаётся обыгрывать (такого уровня игроков) домашней подготовкой?

– Получить перевес иногда удаётся, а вот выиграть куда тяжелее. Впрочем, чем больше работаешь, тем выше вероятность таких партий: несмотря на общую компьютеризацию, в шахматах всё ещё есть хорошие идеи, которые машина не выдаёт; надо лишь уметь их находить и посвящать этому очень много времени.

– О чём говорили (если говорили) с Сергеем после второй партии?

– Коротко обсудили партию, буквально 3-4 предложения.

 

– С Владом вы друзья, что, понятно, не отменяет желания победить.

– «Друг» – это довольно сильное слово. У нас хорошие отношения, но общаемся мы только на турнирах – и то не всегда.

– В первой партии получился вариант, который у вас уже был в партии чемпионата Европы в Косово. Знал ли об этой партии Артемьев? По дебюту вы получили красивый центр и казалось, что победа (на мой любительский взгляд) не за горами. Что пошло не так?

– В Косово была эта же позиция, но со слоном на f4, а не на g5, что имеет довольно большое значение, несмотря на внешнее сходство; по большому счету, это вообще две абсолютно разные линии. 

Да, дебют сложился удачно, но не стоит переоценивать достижения чёрных: три пешки по пятому ряду не обеспечивают какого-то серьёзного перевеса. Мне придавал больше оптимизма лишний час уже на десятом ходу, но для Влада это почти норма. Сказать, что что-то пошло не так, я не могу: это была партия с очень хорошим шахматистом, после дебюта он заиграл здорово и мне не удалось найти путей к реальному перевесу чёрных даже в анализе.

– Во второй партии получилась настоящая «рубка» – то, что и обожают любители шахмат: жертвы, атаки, цейтнот, «маятник»... На 12 ходу вы сыграли Сb5. Это новинка?

Вы постоянно поддерживали напряжение, хотя в какой-то момент компьютерная оценка показывала перевес чёрных и ваши поклонники начали переживать за исход этой партии. Вы играли быстро, а Влад подолгу задумывался, влез в цейтнот и играл по сути на 30 секундах. Где в итоге наошибался. Повезло сильнейшему?

– Касательно второй партии – да, Сb5 является свежей идеей, которая была найдена… за доской. Я не угадал дебют, не угадал вариант – и увидел шанс пойти вперёд. Было понятно, что совсем глупо это быть не может; было понятно, что если так ходить, то надо делать это быстро, блефовать и изображать анализ.

Пока Влад думал, я за пару-тройку минут прикинул варианты, мне показалось, что позиция везде интересная. Он сделал ход, мне надо было решать быстро – я решил рискнуть и пошел Сb5 секунд за 10. Блеф возымел некоторый эффект – этот ход принес мне лишние минут сорок. Наверное, он был довольно убедительным: например, мой тренер пребывал в полной уверенности, что всё это является анализом.

В принципе, это было не самое умное решение, но в моей карьере это первый случай настолько сумасшедшего блефа в настолько важной партии; ещё по ходу партии я подумал, что буду горд собой вне зависимости от результата. Другое дело, что надо разделять Сb5!? и то, что было дальше: объективно после слабого хода Кf5? у чёрных была выигранная позиция, причём выигранная не только одним-двумя компьютерными способами, но и человеческим переходом в эндшпиль. С другой стороны, у Влада был дикий цейтнот, и я пытался как-то ставить проблемы… В общем, мне, конечно, очень повезло, но благодаря цейтноту, хаосу на доске и нервному напряжению процентов 25-30 на успех у меня, наверное, было.

Надо сказать, что Владислав Артемьев – один из самых интересных для меня оппонентов в творческом плане: у нас диаметрально противоположные подходы к игре, абсолютно разные стили и алгоритмы поиска хода. Думаю, именно поэтому практически все наши партии получаются содержательными. Кстати, мне очень понравилась  первая партия: самостоятельная игра с пятого хода, очень необычный стратегический рисунок, большое количество трансформаций пешечной структуры.

(В проходящем в эти дни Мемориале Юрия Елисеева Даниил Дубов и Влад Артемьев сыграли в первом туре, и снова партия получилось очень яркой. Подробно о Мемориале – см. постскриптум – прим. О.Б.) 

– О чём говорили с Владом после партии?

– Опять же, коротко обсудили партию и разошлись – ничего особенного. В целом по ходу нокаута довольно редко бывает желание подробно обсуждать партию с противником: либо кто-то из вас вылетел, расстроен и хочет побыстрее уйти, либо матч продолжается и напряжение сохраняется.

Левон Аронян

 

– Первая партия. Снова вы бросаетесь в осложнения, жертвуете качество, получаете (по оценке компьютера) проигранную позицию, однако один неточный ход Левона – и ничья. Ароняна оказалось сложнее запутать?

– Сложно сказать… Я думаю, в плане качества игры он сыграл со мной худший матч на турнире. Это относится к обеим партиям – в первой я сам себе придумал проблемы (издержки профессии :) ), пошел вперёд, но ему нужно было лишь аккуратно посчитать на 3-4 хода, с чем он не справился.

– Вторая партия. Снова «огонь», снова жертва качества... На странице в ФБ вы написали, что отказались от ничьей. Почему отказались? Жалели потом об этом?

– Отказался по той простой причине, что в момент предложения у меня был подавляющий перевес и лишние полчаса. И жалел я не о том, что отказался, и не о том, что не сделал ничью в изначально проигранном эндшпиле, а о том, что не выиграл подавляющую позицию.

В целом матч произвёл на меня довольно странное впечатление, мы оба играли плохо. Если для меня это в целом нормально, то от людей с рейтингом 2800 я почему-то склонен был ждать большего. Выяснилось, однако, что никакой принципиальной разницы нет: точно так же человек может просчитаться в коротком варианте, может не выйти из дебюта белыми, может зевать в один ход и т.д.  Это, безусловно, обнадёживает.

– Левон в третьем круге обыграл Максима Матлакова. Он давал вам какие-то советы как играть с Ароняном?

– Да, мы коротко обсудили дебютную часть и некоторые стилевые особенности игры Левона, но глубоким анализом я бы это не назвал. Погуляли полчаса, поговорили, прикинули, как мне стоит играть.


– За кого (помимо себя) болели на этом Кубке мира? Какие результаты вызвали наибольшее удивление?

– Болел в первую очередь за Бориса Гельфанда и Максима Матлакова, поскольку это близкие мне люди; в остальном же мне было, по большому счету, все равно.

Не могу назвать это удивлением, но мне приятно, что наше поколение 95-96 годов наконец-то встало в полный рост и заявило о себе. Володя Федосеев, Ричард Раппорт, Видит, Владислав Артемьев (пусть он и помладше) и я – все мы сделали на этом турнире что-то, за что не стыдно. И впервые за долгое время можно говорить не только о нашем потенциале (что всегда дискуссионно), но и о конкретных результатах: каждый из нас обыграл, как минимум, одного очень сильного шахматиста. Надеюсь, что для нас этот турнир был прорывным.

– Не могу не спросить про ситуацию «Ковалёв – штаны – Азмайпарашвили». Видели ли вы момент конфликта? Ваше мнение о «шортыгейте»?

– Момент конфликта не видел, но видел, что Ковалев был в зале за какое-то время до начала тура – соответственно, очень удивился, когда увидел, что ему поставили ноль.

Зураб Азмайпарашвили,  Антон Ковалёв. Фото: Мария Емельянова

– Моё мнение такое, что практически все в этой ситуации повели себя неадекватно. Кричать на игроков нельзя; кричать на них перед партией – категорически нельзя. Брать на Кубок только одни шорты и оправдывать это набором веса (за один день? два?) – тоже довольно странно. Единственный, кому я в этой ситуации могу посочувствовать – Ананд: довольно трудно понять, почему в одних и тех же шортах можно обыграть Ананда, а с Максом Родштейном (к которому я отношусь очень хорошо) нельзя даже сесть за доску.

– Как проводили свободное время? Кто помогал в Тбилиси?

– Помогал, как и почти на всех важных турнирах, Василий Владимирович Гагарин. Свободного времени практически не было – дойти до магазина раз в два дня еле-еле успевали. Тбилиси посмотреть удалось только в последний вечер, но и тогда нас хватило только на хороший ужин – во многом ввиду расстройства.

***

(Анти)читерский скандал

– Сейчас полыхает от скандала, связанного с именем Сары Асаубаевой, в процессе обсужения которого часто вспоминают ваш с Владом Ткачёвым фильм «Как я стал читером». Вы на чьей стороне?

– Я на стороне шахмат. Целью того фильма было привлечь внимание к проблеме, что нам, мне кажется, не удалось. Многие посмотрели ролик, но восприняли его как комедийное шоу. Впрочем, я буду рад ошибиться.

Касательно Сары у меня нет чёткого мнения. Я никогда с ней не общался, как и с представителями обвинения – мне трудно судить. Что меня расстроило, так это интернет-дискуссии: к сожалению, большинство активных ораторов, на мой взгляд, оценивает ситуацию абсолютно неадекватно. Например, очевидно, что нет никакой связи между наличием шахматного таланта и возможным читерством: это абсолютно разные вещи. Но люди продолжают всерьёз дискутировать на тему одарённости Сары и делать из этого какие-то выводы. Кто-то считает, что ответить на какие-то вопросы может матч между девочками, кто-то аргументирует своё мнение на уровне «я её знаю, хорошая девочка из хорошей семьи»…

Мне эта история запомнится, в первую очередь, огромным количеством трэша: одно только письмо матери Сары можно разобрать на цитаты.

Свои общие мысли на тему читерства я в своё время выразил в интервью Марии Манаковой – к сожалению, с тех пор, на мой взгляд, практически ничего не изменилось.

– Если бы этого скандала не было, может, его стоило придумать?

– Действительно, плюсы в этом есть. С другой стороны, уровень дискуссии представляется мне настолько низким, что КПД её стремится к нулю.

***

Турниры после Кубка мира

– Индивидуальные и командные первенства России по рапиду и блицу прошли для вас неоднозначно: сначала неровная (неудачная?) игра в рапиде, а потом в блице были в тройке. В блиц комфортнее играть? Или сказывалась усталость после КМ?

– Трудно сказать. В блиц играть мне всегда интересно, а с рапидом бывает по-разному. Наверное, сказался агрессивный настрой: в нескольких чёрных партиях я пытался играть резко на выигрыш абсолютно равные симметричные позиции. С одной стороны, все эти партии я проиграл, с другой – в каждой из них я в какой-то момент добивался большого перевеса. Соответственно, максимализм, помноженный на плохую игру дал совсем плохой результат, но о решениях бороться я никогда не жалею.

Блиц – да, сложился не так плохо, хотя понятно, что назвать третье место большим успехом довольно трудно, тем более, что в первой половине турнира я играл ужасно.

Впрочем, мы играли 22 партии в один день: это больше похоже на естественный отбор, и я рад, что мне удалось проявить характер и выиграть много партий на финише. Однако по качеству ходов турнир был, наверное, одним из моих худших – особенно стартовый отрезок. Командный блиц удалось отыграть более ровно, хотя и там без пары откровенно бредовых партий не обошлось. Возможно, к этому надо относиться философски: я привык обращать внимание на качество игры даже в блиц, но не исключено, что надо просто смотреть в таблицу, видеть там достойное количество набранных очков – и забывать об этом. Это не мой подход, но он, конечно, куда более практичен.

***

В первой половине декабря в Петербурге пройдёт Суперфинал чемпионата России, где примет участие и Даниил Дубов, который летом выиграл Высшую лигу, тем самым завоевав одну из путёвок в главный турнир нашей страны. В связи с этим я попросил Даниила рассказать какую-нибудь историю, связанную с Северной столицей.

Про Петербург

Забавно, что до какого-то момента у меня были крайне непростые отношения с Питером: всё время что-то не складывалось, не получалось, я куда-то опаздывал, бегал за поездами...

Для иллюстрации расскажу историю о своём знакомстве с питерским метро.

Зайдя туда впервые за много лет, я помнил, что надо купить жетон на проезд. Включил дедукцию, пошел на кассу, купил. Подошел к турникету, кинул жетончик ...и увидел надпись "приложите карту". А вот карты-то у меня и нет, подумал я – законопослушный гражданин. Отошёл, купил карту "Подорожник" и ещё один жетон, подошёл к турникету с ещё более оптимистичным настроем.

Вновь кинул жетон, на знакомую уже надпись уверенно приложил только что купленную карту. "Недостаточно средств". Это уже переставало быть смешным, но после моей третьей покупки жетона девушка-кассир любезно поинтересовалась, в чём моя проблема и дала подробную инструкцию типа "Кидаешь – проходишь! И никакие надписи не читаешь!"

Самое печальное в истории то, что мне до сих кажется, что я действовал довольно логично и последовательно :)

А отношения с Питером наладились после пятой или шестой поездки: мне наконец-то очень повезло с погодой, компанией и дорогой; с тех пор это один из моих любимых городов.

***

Манифест о шахматной журналистике

На мой взгляд, сейчас намечается довольно печальная тенденция: шахматных журналистов интересует практически всё, кроме шахмат. Только ленивый не написал о скандале с участием Асаубаевой и Соложенкиной, все дали своё экспертное мнение о Ковалёве, его шортах и Азмайпарашвили, но где действительно шахматные материалы?

Средний уровень невероятно низок: никто не может объяснить, что стояло за тем или иным выбором дебюта, относительно внимательно рассматриваются только результативные партии…

Я недавно осознал, что одним из главных преимуществ футбола как индустрии является средний уровень футбольных экспертов и журналистов. На sports.ru можно найти сотни захватывающих статей о матчах, завершившихся со счетом 0-0; если ты смотришь футбол по телевизору и тебе повезло с комментатором, то тебе объясняют, в чём смысл каждой замены, как меняется расстановка команд по ходу матча, чего пытается добиться тренер – и так далее.

В шахматах этого нет! Например, возьмем первую партию моего матча с Карякиным. Все журналисты написали о ней короткий текст такого плана: равенство с дебюта, Карякин упустил благоприятную возможность пожертвовать ферзя за ладью и фигуру, всё поменяли и дело закончилось короткой ничьей.

Кому интересны такая партия и такой обзор? Но можно ведь и по-другому написать: Дубов вновь сыграл Сицилианскую с 2…Кc6. В отличие от партии тех же соперников, где встретилась острая линия 3.Кc3 g6 (ту партию Сергей выиграл, хотя чёрным удалось получить отличную позицию с дебюта) с последующим d7-d5, Карякин предпочел более спокойный Челябинский (следовательно, в той линии всё нормально? Её последовательно и с успехом отстаивает Борис Гельфанд, они с Даниилом работают вместе – Сергей явно мог прогнозировать именно этот вариант, но уклонился).

С дебюта возникла примерно равная позиция, после чего чёрные, имея много куда менее обязывающих путей, довольно неожиданно начали играть очень резко и агрессивно - …е4, Rb5

У Сергея была очень сильная реплика 27.Лd2! с идеей пожертвовать ферзя после …Лe5 28.Сxb5! Лxe4 29.Сxc6 – тут у белых перевес, причем от чёрных требуется точность, чтобы пешка b не прошла в ферзи в ближайшие 5-6 ходов. Последовало же 27.Лd1, после чего чёрные забрали на b4 и играть стало нечем.

На мой взгляд, вторая версия куда интереснее, причём в данном случае мы действительно говорим о сравнительно короткой и малособытийной партии. На самом деле у любого поединка на высоком уровне есть свои нерв, интрига и большое количество малозаметных нюансов, но у нас нет (или почти нет) журналистов, которые могли бы это понять и показать.

Посмотрите пресс-конференции с любого супертурнира: после короткой ничьи игроки приходят, показывают, сколько всего они видели, что осталось за кадром – и зрители с интересом смотрят! (для примера пресс-конференция Даниила Дубова с Алексеем Дреевым после партии на «Щелкунчике-2016»)

Особенно впечатляют пресс-конференции с участием Александра Грищука (вот один пример).

В любом популярном виде спорта журналисты и эксперты выполняют очень важную функцию: они объясняют и связывают зрителя с тем, что происходит на поле (корте, площадке). У нас же – едва ли не наоборот: все пишут, что партии скучные и смотреть не на что.

***

Мотивация Магнуса Карлсена

В Тбилиси случилась довольно забавная история, которая сильно повлияла на моё восприятие мира шахмат.

На следующий день после завершения классической части третьего круга Магнус с командой спустился на обед. Это было довольно необычно, поскольку мы его вообще не видели на «плебейских» завтраках, обедах и ужинах – вероятно, он заказывал еду в номер или ему кто-то готовил – а тут ещё и после обидного вылета…

Я не люблю выходные во время турнира и всегда стараюсь создать себе хоть какую-то нагрузку – в частности, если мы едем с Василием Владимировичем Гагариным, мы всегда немного блицуем. Таким же был план и в этот раз (кстати, так мы и провели часть свободного дня после победы над Карякиным), но мне пришла в голову довольно глупая идея предложить поблицевать Магнусу. Надо понимать, что мы с ним мало знакомы, никогда не общались один на один и уж никак не хорошие друзья – моё предложение и так выглядело изначально обреченным – а тут ещё и после того, как он вылетел. Я понаблюдал за ним несколько минут – они довольно много смеялись, мне показалось, что настроение у Магнуса неплохое. Я набрался смелости и подошёл (будучи уверенным, что шансы стремятся к нулю). После чего состоялся диалог такого плана:

- Ты как, в порядке? Отошёл?

- Да, всё ОК!

- Тогда, может, блиц поиграем? Партий 8-10?

- Да, давай!

- Скажем, через полчаса? Где тебе удобно?

- ОК! Можем в пресс-центре, если ты не собираешься демонстрировать разработки :)

- ОК!

Я вернулся за свой столик, через несколько минут подошел Магнус с предложением перенести матч из пресс-центра в номер Нильсена (секундант Магнуса Карлсена – прим. О.Б.), мы договорились и действительно потом сыграли. Играли мы оба плохо, сыграли партий 12, я проиграл -2 или -3, матч был откровенно дружеским – мы много шутили, смеялись, фоном смотрели трансляцию тай-брейков. Но меня впечатлил сам подход.

Очень приятно, что Магнус искренне очень любит шахматы – абсолютно очевидно, что для него важна сама игра. Платят миллионы – хорошо; нет – он всё равно будет играть. Где угодно, когда угодно и практически с кем угодно. Я думаю, замечательно, что у нас такой чемпион мира: я редко встречал такую любовь к игре. «Да, давай!» – и вперёд: такой подход мне очень импонирует.

***

P.S. Даниил Дубов организовал турнир памяти своего друга Юрия Елисеева, трагически погибшего год назад. Мемориал продлится до 25 ноября, любителей (и профессионалов) шахмат приглашают посетить клуб имени Т. Петросяна (Большая Дмитровка, 11/2).

Источник

Фото: David Llada