13 октября 2017

Я поведу тебя в музей

Я поведу тебя в музей

Авторская колонка Александра Кружкова в "Спорт-Экспресс" о Музее шахмат на Гоголевском бульваре.

Гроссмейстер опаздывал. Накрапывал дождик. "Ожидание работы – тоже работа", – подумал я и шагнул в особняк на Гоголевском.

Для шахматистов он уже полвека дом родной. С недавних пор под его крышей нашлось место первому в России музею шахмат. Где ж еще коротать время перед интервью с гроссмейстером? Тем более что вход бесплатный.

Я зашел и обомлел. Каких только шахмат там нет! Разных эпох и народов. Из моржовой, мамонтовой, слоновой кости, бересты, серебра, перламутра, сантала, янтаря. В образе викингов, солдат, зверей, сказочных героев и исторических персонажей – от Наполеона до китайского императора.

Но сердце сжимается, когда видишь самые простенькие – картонные кубики с наклеенными изображениями фигур. Рядом подпись: "Блокадные шахматы. Ленинград. 1943 год". И табличка, где от руки химическим карандашом выведены фамилии участников турнира, который в осажденном городе растянулся на несколько месяцев. Дожили к финишу не все…

А вот шахматы из ГУЛАГа. Инженер Шилов сделал их при помощи спичек и картона. Крохотные, но изящные. В 1937-м в лагере инженер умер. Через много лет этот чудом уцелевший комплект прислали в Федерацию шахмат. В коробке из-под "Герцеговины флор" – любимых папирос Сталина. Музейные сотрудники усматривают в этом некий символизм.

На соседней полке – шахматы из колючей проволоки. Про автора известно лишь то, что сидел в тюрьме под Магаданом.

От мрачных мыслей уводит рассказ о шахматах адмирала Нахимова. На вопрос: "Откуда?!" следует ответ: "Подарок водолаза из Крыма". В голове тут же проносится картина героического спасения шахмат со дна морского. Однако все прозаичнее. Водолаз купил их на базаре в Севастополе. Документального подтверждения, что именно эти фигуры в свободные от сражений минуты двигал Нахимов, нет. Но шахматы старинные, со свинцовым утяжелителем – таким любая качка не страшна. Может, и правда адмиральские.

Зато нет никаких сомнений в комплекте шахмат, побывавших в космосе. Смастерил их писатель-фантаст и по совместительству сотрудник Института авиационной и космической медицины Михаил Клевцов.

Обычными в невесомости не сыграешь. Поэтому Клевцов так закрепил на доске пластмассовые фигурки, чтоб передвигались они по специальным пазам. И в июне 1970-го состоялся уникальный матч Космос – Земля.

Экипажу корабля "Союз-9" Андрияну Николаеву и Виталию Севастьянову противостояли в Центре управления полетами их коллега Виктор Горбатко и руководитель подготовки космонавтов Николай Каманин. Партия длилась шесть часов. Корабль за это время совершил четыре витка вокруг Земли. Но только когда он пролетал над территорией Советского Союза, связь позволяла обмениваться ходами. На 35-м все закончилось ничьей.

История получила продолжение годы спустя. Севастьянов, покинув отряд космонавтов, стал председателем шахматной федерации СССР. А Клевцову вручили медаль "За успехи в народном хозяйстве".

Особый предмет гордости музея – фарфоровые шахматы. Серия "Мир животных. Север против Юга", изготовлены в Ленинграде в 20-е годы прошлого века. Когда их увидел Анатолий Карпов, самый известный гроссмейстер-коллекционер, его, говорят, затрясло. Музей тогда еще не открылся, лежали шахматы в обувной коробке. Карпов вытащил, долго пересчитывал. Сообщил, что полного комплекта нет ни у кого в мире. Ориентировочная цена – 100 тысяч евро.

Из фарфора и другая раритетная серия "Город против деревни". Ферзь и король у "деревенских" – это колхозник и колхозница со снопами сена. Ладья – силосная башня. У "городских" ладья – домна. Ферзь с королем – рабочие. А в пешках не сразу опознаешь детей в противогазах.

Кстати, 100 тысяч евро за шахматы – не предел. Дороже всех – единственный сохранившийся комплект работы Фаберже из серебра и полудрагоценных камней. Когда-то принадлежали генералу Куропаткину, который командовал русскими войсками в Манчжурии.

В 30-е годы американский коллекционер уплатил за них 50 тысяч долларов. Пару лет назад эти шахматы выставили на продажу. Цена – 12 с половиной миллионов. Пока никто не купил.

…А в музей на Гоголевском сходите обязательно. Там и без Фаберже есть на что посмотреть.

Источник